clara_c (clara_c) wrote,
clara_c
clara_c

Как просчитываются те, кто слишком любит считать

Оригинал взят у axiplus в Как просчитываются те, кто слишком любит считать
                 

              На днях прикатила со своих северов университетская подруга. Она была самой молодой на курсе, но уж тогда очень, как сейчас говорят, продвинутой. На последнем курсе выскочила замуж за главного режиссера местного телевидения. Тот был старше Леки, а если точнее, Леокадии (вот таким странным именем ее наградили родители в честь прабабушки) на восемнадцать лет. С детьми не получилось, но карьера быстро шла в гору. Невысокая, миниатюрная, она всегда пользовалась успехом у мужчин. На встречах однокурсников Лека появлялась всегда в самых модных нарядах, самим видом показывая – у меня «все в шоколаде». Но мы видели, какие взгляды бросает Лека на детские фото, которые приносили с собой наши «мальчики» и «девочки».
               И вот сейчас она плачет на моей кухне.


Старая как мир история

Ее когда-то импозантный супруг с каждым годом «усушался» все больше, на работу его еще хватало, но дома он превратился в довольно ворчливого персонажа комедии дель арте. О сексе речь не шла уже годами. Сначала отшучивался, типа, я устал, может быть попозже. Потом просто молча уходил в глухую несознанку – делал вид, что ничего не понимает. Дети у него были в той, первой семье. Если Лека не отказывалась от притязаний, называл сексуально-озабоченной. Конечно, молодую еще женщину обижало, что приходится выпрашивать. Чувствовала она себя весьма некомфортно. А природные желания были, и очень сильные. Как правило, заканчивалась ситуация ничем. Она обижалась, муж вздыхал с облегчением. Долго не могла понять - в чем дело.
Потом подруга-психолог просветила: да такое сейчас чуть ли не в каждой семье происходит. Если жена еще хочет, то мужу не интересно, и наоборот. А уж если большие возрастные ножницы между супругами, то и подавно сексуальные заморочки на каждом шагу.
И тогда-то и появился он. Почти ее ровесник, официально не в разводе, но живет один.

Ухаживал очень красиво - сюрпризы, стихи, романтические вечера, лепестки роз на постели, полный джентльменский набор. В постели – просто ураган нежности и страсти. Такой заботливый, ласковый. Редкость сейчас большая такие мужчины. Твердил все время – уйди от мужа, будь моей.
Лека мечтательно вздохнула:
- Жила как во сне, таком сладком-сладком…
- А чего же не ушла к нему от мужа?
- Знаешь, - замялась Лека. – С одной стороны и мужа жалко было. Ведь любовницы у него точно, я знаю, нет. Да и старается он очень для семьи, из кожи вон лезет, чтобы в доме все было, деньги зарабатывает, как может. И лекции в универе читает, и на какие-то проекты подписывается.
А с моим, этим… любовником… понимаешь, у него всегда были трудности финансовые. Ну не мог он зарабатывать прилично, всегда в пролете. Только себе на прокорм, да сыну на алименты. А я все-таки привыкла уже к определенному уровню. Понимала – уйду от мужа и буду опять копейки считать, как в юности. Бррр…
Пять лет так встречались, я как на качелях…

Анализируем это
Сейчас после знакомства с системно векторной психологией Юрия Бурлана, я как никогда понимала свою подругу.
Лека – явно выраженная обладательница кожного вектора, не очень развитого. Выросшая с одной с матерью, она всегда боялась остаться материально неблагополучной. Достаточный раздрай в ее жизнь вносило наличие анального и зрительного векторов, но опять же не очень развитых, и во многом не реализованных Она легко училась, была такая послушная милая девочка, но себе на уме. Умилялась кошечкам и цветочкам. Детишек вроде бы и хотела, но …

- А чего же ты плачешь сейчас?
- Милый мой изменился очень. Несколько месяцев мы один на один уже и не встречались. Поменял он работу на более денежную. Решил осуществить свою юношескую мечту - построить парусник. Так увлекся, что времени на меня совсем не оставалось. А у меня как на грех всякие болячки разыгрались. Целый месяц из дома не выходила.
Конечно, были и звонки, и смс-ки, но мы не встречались. Даже договаривались как-то, а потом - молчок, будто бы ничего не было.
Я слушала, отмечая для себя – кожа рулит.
Лека продолжала:
- Он такой холодный стал. И я испугалась, запаниковала. А он говорит – у нас по-прежнему все, люблю я тебя, одна ты у меня. А глаза такие…
И вот я решила – не могу его потерять. Говорю ему: я от мужа уйду. Я знала, что если муж узнает про измену – никогда не простит, он человек суровый и решительный. Как в омут головой – все теряю: дом, семью, спокойствие, налаженную жизнь. Но тогда Он мне дороже всего казался.
Он же так долго меня просил об этом? И вот, наконец, я говорю – все, я готова.
А он.. он исчез, просто испарился. Сутки вообще ни слова , ни полслова. Я позвонила, он не ответил. Потом смс прислал, типа, ему надо разобраться в себе, отвык он, а сейчас хочет понять, что же происходит в его жизни, что же ему нужно. Уже три месяца разбирается, весь в игноре. А главное – ничего не объясняет, я бы поняла.
Я вся такая стала, совсем раздерганная., похудела, ни ем, ни сплю. А это уже зрительные эмоциональные раскачки. Даже муж забеспокоился. Если бы ни мама, мой ангел хранитель… вот и анальность тут как тут.
Что имеем – не храним…
История как у Леки встречается довольно часто. Неразвитый и нереализованный кожный вектор вектор, прежде всего, направлял ее жизненные усилия на материальные блага. Зрительный вектор просил эмоционального наполнения, а анальное крепкое либидо требовало нормальных сексуальных отношений, которые ей не мог дать муж.
О ее любовнике можно сказать, что, наверняка, он обладал анальным и зрительным вектором. Привлекла этого человека в непростой период жизни кожно-зрительная связка Леки. Зрение давало эмоциональность, а анальный вектор обеспечивал необходимый уровень сексуального комфорта.
Но за все приходится платить. Тот же анальный вектор друга Леки сказался в неуверенности, когда пришло время принимать решение, брать на себя ответственность.
К тому же, для человека с анальным вектором, Лека все-таки была человеком, изменившим, предавшим, пусть и своего мужа, а значит нечистым, с кем нельзя строить порядочные отношения. Хотя вряд ли он сам осознавал это.
И потом, друг ее ведь понял, отчего она отказывалась менять свою жизнь, что достаток для нее был важнее любви. А анальники ничего не забывают. Она сама убила в нем искренность и веру. Да и кому же нравится чувствовать, что его просто использовали.
Возможно, я слишком категорична по отношению к подруге. Конечно, ее душа еще болит. Память еще слишком жива. И тоска накатывает, и рыдать хочется. Вот мы и сидим на моей кухне, плачем вместе – так гораздо легче справиться с болью, выпустить ее наружу.
Я не стала ничего этого говорить Леке. А просто посоветовала ей записаться на тренинги по системно-векторной психологией Юрия Бурлана.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments