clara_c (clara_c) wrote,
clara_c
clara_c

Секрет олимпийского спокойствия

Оригинал взят у larisa_yarusova в Секрет олимпийского спокойствия



Еще пару дней назад Зойка была, кажется, самой счастливой – в день свадьбы она просто светилась, улыбка не сходила с ее лица. А сегодня у них с сестрой трудная доля – сообщить родственникам, что умер их брат. Да, горе и радость ходят рядом…

Когда внучки ушли, Татьяна обернулась к невестке:

- Ну и что ты-то плачешь? Бог дал – бог взял, - на лице старушки-свекрови не было ни слезинки.

- Мать, ну, у тебя и спокойствие… Олимпийское… У тебя внук умер, мужик в самом расцвете сил, дочка осталась трех лет. Неужели тебе не жалко его?

- Все там будем, только в разное время. А жене с дочерью он дом оставил. И заработок у него был хороший, а она экономная – на сберкнижку, поди, прикладывала.

Татьяна не проронит ни слезинки на похоронах, но деловито поправит венчик и искусственные цветы в гробу, без лишней суеты каждому даст задание. Внука надо похоронить по-людски. Так и будет.

Похороны – не свадьба, отложить нельзя. Кто-то начинает суетиться, кто-то ничего не может делать  и только сидит возле покойника и плачет. Само появление Татьяны, кажется, вносит порядок во все приготовления. Тихая, неприметная старушка раньше и сама вставала к плите готовить поминальный обед, теперь вот только «командует» - и по-прежнему спокойно, деловито, и говорит тихо.

- А ты почему на поминки не пошла? – спросит она однажды внучку-подростка.

- Покойников боюсь.

- Так его неделю назад похоронили.

- Все равно. Там пахнет еще все покойником.

- Да что покойников-то бояться? – недоуменно пожала плечами бабушка. – Живых надо бояться.

Кто не боится смерти

Когда все вокруг о смерти говорят со страхом, такие люди, как Татьяна, воспринимаются белыми воронами. Не боится смерти? Да не может такого быть! Может, это семейная черта? Или  возраст сказывается? Так нет, ее сестра оплакивала всех соседей, слышать не могла визг поросенка, когда того кололи на мясо.

Системно-векторная психология эту особенность обнаруживает у людей с мышечным вектором. 95 процентов человечества обладают им, в том числе 38 процентов – только им одним. Это они - соль земли, это они сеют и пашут, строят дома и идут на войну. В просторечии мы так и зовем: простые люди.

Носителей мышечного вектора можно считать совершенными людьми – в отличие от представителей других векторов они не озабочены добавочными желаниями. Все, что им нужно, - обеспечить пропитание и утоление жажды, кров, чтобы было, где спать и сохранять температуру тела, и воздух. Они те, кто обязательно пригодится там, где родился. Микроэлементы, содержащиеся в почве, воде и воздухе родного региона, важны для них на столько, что лучшим занятием для себя они считают физический труд на земле. Таким образом мышечник решает не только существенную для него задачу накормить стаю (семью), но и инициирует наслаждение для своей эрогенной зоны – мышц. До конца пубертата именно мышечники заботятся о том, чтобы набрать мышечную массу, любят меряться силой. Стремление к большей мышечной массе обеспечено у мышечников хорошим аппетитом. Именно мышечный вектор ответственен за демографию – только такие  женщины рожают по 8-10 детей.

Мышечники ведомы абсолютно. В зависимости от того кто ими руководит, они приобретают ту форму, какой обладает их «начальник». В состоянии мира под руководством анального прораба они заняты строительством. Их лучший командир – развитый кожник, он  научит их дисциплине, а неразвитый поведет на разбой.

Бессознательное подсказывает мышечнику, что время, проведенное в утробе матери, было раем. Момент рождения для них – катастрофа, после которой начинаются страдания. Если в утробе матери ребенок получает необходимое питание без каких-либо усилий, то после рождения он должен научиться их как-то добывать. Поэтому смерть как прекращение земной жизни воспринимается мышечником как благо: «Человек отмучался», - скажут они о покойнике. Другое ключевое выражение мышечников: «Бог дал – бог взял».

Обычно мышечник не стремится быть у всех на глазах – он потихоньку делает свое дело, делает его хорошо, так, как его научили (мышление наглядно-действенное). Ожидать от такого работника каких-то новаторских идей бессмысленно, да и какие рацпредложения могут возникнуть у тарщика или грузчика? Но если в вашем доме похороны, мышечник придет первым и поможет все организовать лучшим образом, потому что «похоронить надо по-людски».

Даже если мышечная женщина не проявляет особой активности при организации похорон, именно к ней обратятся за советом, что и как лучше сделать. Кстати, устоявшееся меню поминального обеда своей простотой и сытностью обязано мышечникам – только такая еда может восстановить силы участников похоронной процессии. И первыми за поминальный стол приглашают тех, кто нес гроб,  копал могилу, спускал в нее гроб и засыпал его землей и формировал могильный бугорок, т.е. именно мышечников.

Экономность до скупости

- Да куды ж ты столько намесила-то? Мы же за неделю столько блинов не съедим!.. – только и смогла сказать Татьяна, увидев, как невестка завела тесто на блины на трех литрах молока.

- Сейчас увидишь, как твой сынок есть будет. Да и девчонки любят блины. Пусть всё на завтрак не съедим, но до обеда один по одному вытаскают.

Татьяна недоверчиво села у окна и стала наблюдать. Да уж, сынок на аппетит не жаловался, хоть полным никогда и не был. Мать и не догадывалась, насколько точно он о себе говорил: «Я не прихотливый: мне хоть блины, хоть пельмени». Сначала она пробовала считать, сколько блинчиков ее Лёня съел, потом бросила. Не выдержала, заглянула в миску с тестом – она была уже наполовину пустая.

- Лёнькя, змей, да куды ж в тебя лезет-то? Мы ж еще никто не ели!

- А чо вы мне не сказали, что мне уже хватит?

Сама Татьяна меру четко знала. Вон внучка из школы идет, а у бабушки уже свежий супчик с лапшой готов – но ровно столько, чтобы они вдвоем могли пообедать. А невестка такой меры не знала, и регулярно получала выговоры от свекрови:

- Куды ты столько борща наварила? Там дырка большая, не прокормишь, - показывала она в сторону унитаза.

Единственное, что она готовила много (да и то только потому, что узнала, что семья сына любит печеное), - сдобные пирожки. «А ничего другого я печь и не умею», - как-то в ответ на похвалу усмехнулась Татьяна. Она пекла их по субботам, и в следующую пятницу в доме всем становилось как-то грустно – потому что закончились пирожки.

Она экономила на всем, даже на словах. Говорите, старые люди любят вспоминать свою жизнь? Татьяна никогда о себе ничего не рассказывала: вроде как нечего и вспомнить. И наводящие вопросы не помогали: «Да все, как у всех», - отвечала она на расспросы про свадьбу и отношения с мужем.

- А вон та бабка-то как много знает… - с завистью поделилась с невесткой Татьяна и показала на соседку, которая каждый день проводила на лавочке у подъезда по многу времени.

- Почему ты так решила?

- Так она со всеми, кто проходит, говорит. И знает ведь, о чем с каждым надо поговорить.

- Если бы ты выходила вместе с ней к подъезду, тоже бы знала. А ты из дома не выходишь… А бабка эта такая же, как ты, неграмотная.

- Не может быть!

Невестка не права. Даже если бы Татьяна вышла к подъезду, она вряд ли бы так разговорилась, как соседка. Она к сестре в деревню приезжает – и то редко говорит, больше хозяйка делится с ней новостями, заботами. А чтобы Татьяна своим горем поделилась… Это должно быть такое горе, что она уже не в силах его в себе носить. Когда не осталось сил терпеть издевательства зятя, она пришла в слезах проситься жить к сыну и невестке. Пожалуй, это был единственный раз, когда родственники видели ее слезы.

Системно-векторная психология экономность и способность к самоограничению определяет свойствами кожного вектора. Экономить во всем – суть кожного вектора, с ней сопряжено свойство считать все подряд, порой до навязчивости.

Татьяна с сестрой остались сиротами в период пубертата. Семья вряд ли жила в достатке – не от хорошей жизни родители решились в столыпинскую реформу ехать в Сибирь. Но переезд этот оказался роковым: в дороге погибла вся семья, за исключением двух девочек-подростков.

Тем не менее, родители и голод, от которого семья бежала в Сибирь, сумели воспитать в Татьяне способность к самоограничению. Ее умение и стремление экономить продукты питания были адекватными, а расточительность невестки вызывала у Татьяны нормальное для кожника желание ограничить. Старушка при этом не суетилась, не мельтешила, а ее замечания были всегда своевременны и поучительны. Именно кожники немногословны, они сдержанны и в эмоциях.

Еще одна их черта – зависть. У Татьяны она проявилась конструктивно, без желания навредить той соседке, что со всеми могла поговорить у подъезда.

Все, кто знал Татьяну в молодости или зрелости, утверждают: она всегда была скуповата, не очень любила принимать гостей, которых имел обыкновение приглашать ее муж. Разговорчивой ее тоже никто не мог вспомнить. Но все помнили, что муж стеснялся того, что он ниже ее ростом старался ходить  чуть-чуть поодаль от жены. «Худая, стройная – и в то же время жилистая Татьяна могла одна вскопать огород и посадить его, не ожидая подмоги, - говорили ее прежние соседи. – Да Иван и не скрывал, что она его привлекла именно тем, что не знала усталости». Не владея знаниями системно-векторной психологии, эти люди очень точно определили важнейшие особенности Татьяны – в то время как родственники пытались понять, в чем же секрет ее феноменального спокойствия и экономности.

Олимпийское спокойствие Татьяны

На тренинге по системно-векторной психологии Юрий Бурлан подчеркивает: сочетание мышечности с другими векторами «растворяет» свойства мышечного вектора в других векторах человека, делая их более мощными, выпирающими. В нашем примере мышечность действительно мощно усилила кожу.

У Татьяны кожная эмоциональная сдержанность и немногословность, объединившись со свойствами мышечного вектора, превратились буквально в олимпийское спокойствие (это крылатое выражение сегодня означает невозмутимость, абсолютное спокойствие, предельный его уровень). Помните, как она успокаивала невестку (в начале статьи)? Внук жене и дочке дом оставил, сбережения есть…

Это качество проявлялось не только в связи с новостями о чьей-либо смерти. Спокойно, без эмоций порой шутила на свой счет:

- Раз своего дома у меня нет, безносая и не знает, где меня искать, - продав свой дом, она жила то у сына, то у одной из дочерей.

Понимая, что сын склонен к алкоголизму, она могла часами стоять у окна, вглядываясь в темноту за окном: если сын не пришел во время с работы, значит, пьяный.  Она переживала о нем, но крайне сдержанно. Ее стресс в таких ситуациях сказывался полным отсутствием аппетита (вот она, кожная экономность, как может проявиться!).

Она понимала, что она может повлиять  на сына, но она в силу уровня своего развития не могла найти то самое слово, которое в данный момент было необходимым. Ругаться? Она не умела. Поставить в угол? Уже поздно.

- Лёнькя, змей ты этакий, ты что же делашь-то, окаянный. Вот змей так змей… Ты зачем же пьешь-то ее, водку эту окаянную?

Вот и вся тирада ее нравоучений. Она бы и ее не сказала, да невестка попросила поругать сына за пьянку, потому что ее, невестки, визг и крики он уже слушал как молитву, зная наперед, что она дальше скажет.

- Не издевайся над матерью, ты же видишь, что она не умеет ругаться, - только и скажет после материнской «тирады» сын жене.

Свойственное коже «нет» и «нельзя» у нее резко проявятся однажды в конце жизни. Уступившему ей место в трамвае мужчине («Бабушка, садитесь!») она даже не скажет, а отрицательно мотнет головой, фыркнув, чтобы слышала только внучка: «Нашел бабушку…» Ей тогда было 85 лет.

Статья написана по материалам тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Фото позаимствовано с сайта http://altai4u.com

Tags: мышечный вектор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments